Мигранты в Европе: миграционный кризис в 2020 году. Причины и последствия переселения

Миграционный кризис в Европе в цифрах и графиках

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Более миллиона мигрантов и беженцев пересекли границы Европы в 2015 году, став причиной кризиса в ряде стран, оказавшихся неспособными справиться с таким наплывом людей, а также спровоцировав раскол в ЕС по поводу того, как быть дальше с переселенцами.

    Большая часть беженцев попала в Европу по морю, но некоторые проложили и сухопутный маршрут через Турцию и Албанию.

    Даже зима не остановила людской поток. По данным агентства ООН по делам беженцев, с начала 2016 года морскими путями в Европу прибыли 82 636 человек.

    1. Откуда прибывают мигранты?

    Вооруженный конфликт в Сирии был и остается основной причиной, вынуждающей людей пускаться в дальнее путешествие. Но и продолжающееся насилие в Ираке и Афганистане, всеобщая воинская обязанность в Эритрее и бедность в Косово, бедность в Центральной Африке и Юго-Восточной Азии также заставляют жителей этих стран искать для себя лучшей доли далеко от дома.

    2. Куда едут мигранты?

    Не все прибывающие в Европу нелегальные мигранты подают документы на статус беженца, но многие. Германия получила наибольшее число прошений о статусе беженца в 2015 году – более 476 000.

    Но в страну прибыло гораздо больше людей – Германия заявляет о цифре более миллиона человек. Их зарегистрировала система EASY, созданная для того, чтобы учитывать всех прибывших в страну еще до того, как они подают прошение о статусе беженцев.

    Венгрия занимает второе место по количеству прошений об убежище, так как большинство нелегальных мигрантов проникает в Европу через Грецию и Балканские страны. На конец декабря Венгрия заявила о 177 133 поданных прошениях о предоставлении убежища.

    3. Как мигранты попадают в Европу?

    Международная организация по делам миграции заявила о более чем миллионе мигрантов, прибывших в Европу по морю и около 34 000 по суше.

    Для сравнения: в 2014 году по морю и по суше в Европу прибыло 280 000 человек. Эта цифра не включает тех, кто приехал нелегально.

    Пограничная служба Европейского союза Frontex, отслеживающая различные пути, которыми мигранты прибывают в Европу, говорит о числе в 1 млн 800 тыс. человек, прибывших к границе и пересекших ее в 2015 году.

    Большинство из них совершили короткое путешествие из Турции до близлежащих греческих островов Кос, Хиос, Лесбос и Самос, часто на непрочных надувных или деревянных лодках.

    4. Насколько опасно такое путешествие?

    Международная организация по делам миграции говорит о том, что на миллион человек, благополучно пересекших Средиземное море и добравшихся до европейских берегов, приходится более 3 700 погибших, или 0,37%.

    Большинство из них погибло, переправляясь из Северной Африки в Италию, более 800 человек погибли в Эгейском море, совершая путь из Турции в Грецию.

    Большинство из них погибло в летние месяцы.

    Наиболее смертоносным месяцем для мигрантов стал апрель, когда перевернулась лодка с 800 мигрантами на борту недалеко от побережья Ливии. Одной из причин несчастья стало то, что лодка была переполнена людьми.

    5. Кто принимает больше всего прошений об убежище?

    Несмотря на то, что Германия приняла больше всего мигрантов в 2015 году, страной с наибольшим числом прошений в пересчате на население страны остается Венгрия.

    В октябре Венгрия закрыла границу с Хорватией, пытаясь остановить поток беженцев, однако в 2015 году прошения подали около 1800 человек на каждые 100 тыс. граждан страны.

    Вслед за Венгрией границу закрыла Швеция, с 1667 прошениями на 100 тыс. человек.

    Для сравнения: Германия приняла 587, а Великобритания – 55 прошений на каждые 100 тыс. населения. Средняя цифра по Европе составила 255 человек на 100 тыс.

    6. Как Европа собирается ответить?

    Напряженность растет и внутри ЕС, она связана с непропорциональным распределением мигрантов, с которым столкнулись страны, куда прибывают беженцы – это Греция, Италия и Венгрия.

    В сентябре страны Евросоюза проголосовали за распределение 160 тыс. мигрантов в Европе, но пока этот план касается только тех, кто находится в Италии и Греции.

    Планировалось перевезти 54 тыс. человек из Венгрии, однако правительство Венгрии отклонило этот план, и было вынуждено принять план по квотам беженцев, которые прибудут в страну из Италии и Греции.

    Великобритания отказалась принимать на себя обязательства по квотам, но, согласно данным МВД Британии, в 2015 году в стране были размещены более 1000 беженцев из Сирии. Дэвид Камерон сказал, что в ближайшие пять лет Великобритания примет еще 20 000 сирийцев.

    7. Сколько прошений было одобрено?

    Несмотря на то, что прошений было подано огромное количество, статус беженца был предоставлен гораздо меньшему числу людей.

    В 2014 году европейские страны подтвердили статус 184 665 беженцам. В том же году более 570 тыс. мигрантов подавали прошение о статусе беженца. Надо учитывать, что процедура может длиться довольно долго, и получившие статус в этом году могли подавать прошение в прошлом.

    До конца сентября Британия предоставила убежище или другую форму защиты 1868 сирийцам.

    Миграционный кризис в Европе и его заказчики (II)

    Подарок для бизнеса

    Нынешняя миграционная волна является беспрецедентной. На Европу движется хорошо организованный поток беженцев, вызванный главным образом событиями в Сирии, откуда в соседние страны уже выехало более 4 млн. человек. По данным Агентства ООН по делам беженцев, за последнюю четверть века это самый серьёзный кризис такого рода[1]. В Европу с начала года прибыло более 500 тыс. человек, а за один только месяц – август – было зарегистрировано 156 тыс. беженцев. По оценкам, в этом году на северное побережье Средиземноморья может переместиться до 1 млн. мигрантов[2].

    Характерно, что, описывая трудности беженцев, СМИ замалчивают вопрос о том, кто финансирует и организует эти потоки и почему большую часть переселенцев составляют здоровые молодые мужчины, умело прорывающие цепи сдерживания на границах. В последнее время, правда, стала появляться информация о спонсорах переселения, позволяющая говорить об искусственном характере кризиса. В частности, австрийские журналисты со ссылкой на источники в спецслужбах сообщили, что к этому причастны американские организации и фонды, оплачивающие услуги «гидов», переправляющих мигрантов в Европу. Другие журналисты называют «правозащитные организации», финансируемые Ротшильдами. А сербское издание Pecat, изучив детали проходившего в течение месяца хорошо организованного выезда косовских албанцев (причины которого никто не мог объяснить), выдвинули версию, что за этим стоит «Исламское государство» (ИГ), поставившее задачу направить 4 тыс. бойцов в Западную Европу (2 тысячи из них уже прибыли на место)[3].

    Характерно также, что резко изменилось отношение к беженцам и сама тональность СМИ. И раньше мигранты переживали трагедии, поскольку нелегальная миграция не прекращалась с самого начала войны в Сирии, но никто не проявлял о них такую заботу. А тут ситуация изменилась. Как пишет сирийский журналист и писатель Мустафа Аль-Микдад, «теперь, когда их террористическая война против нас истощила большую часть наших ресурсов, организация иммиграции нашей молодёжи начинает приобретать большой размах, что толкает на мысль о подготовке нового плана, нацеленного на то, чтобы лишить Сирию её человеческого и научного потенциала, играя при этом перед лицом западного общественного мнения на чувствительных струнах «невыносимых страданий мигрантов». Возможно, они даже примут специальные правила, применимые только к «сирийским мигрантам». Кажется, это последний шаг, действительно способный лишить Сирию той возрастной категории, которая может победить терроризм и восстановить страну; а это означает продолжение воинствующей западной политики уже другими средствами. »[4].

    Стала вырисовываться общая картина происходящего. Выявляется двойная стратегия европейского правящего класса в «миграционном кризисе»: сконцентрировать в центре Европы полезных экономических мигрантов, перенаправив радикальные элементы так называемых спящих агентов ИГ в Восточную Европу.

    Хотя СМИ и говорят о слабости брюссельской бюрократии и о её страхе перед наплывом потока беженцев, для европейского крупного бизнеса это настоящий подарок или «чудесный сюрприз», позволяющий заполучить дешевую рабочую силу в преддверии соглашения о ТТИП. Как написал А.Рар, «сейчас беженцев будут носить на руках».

    Деловые круги Германии единодушно поддержали приём мигрантов. Так, президент Федерального объединения немецкой промышленности (BDI), член Бильдербергского клуба Ульрих Грилло, ещё в конце 2014 г. заявил, что Германия уже давно является страной мигрантов и должна ею остаться[5] (кстати, именно Грилло осудил немецких промышленников за симпатии к России, заявив, что позиция немецкой экономики по важнейшим вопросам внешней политики всегда была важным фактором в международных отношениях[6]).

    Ему вторит министр экономики ФРГ и вице-канцлер Зигмар Габриэль, заявивший, что наплыв мигрантов поможет Германии справиться со старением населения и кадровым голодом в ряде отраслей. «Если нам удастся быстро научить тех, кто приезжает к нам, и привлечь их к работе, то мы решим одну из основных будущих проблем нашей экономики – недостаток квалифицированных рабочих»[7]. В интервью немецкому общественному телеканалу ZDF он указал, что в течение нескольких ближайших лет Германия сможет принимать по меньшей мере 500 тысяч беженцев ежегодно («Я в этом не сомневаюсь. Может быть, мы сможем принять и больше беженцев»). Действительно, только в этом году Германия, как ожидается, примет от 800 тысяч до 1 млн. беженцев, что в четыре раза больше, чем в 2014 г.[8].

    Показательно, что и Ангела Меркель, назвав приток мигрантов в Европу ошеломляющим и указав, что этот процесс изменит Германию, в то же время пообещала ускорить процедуру предоставления убежища и выделить дополнительные средства на помощь беженцам, к чему она призвала и другие страны[9].

    По признанию немецких аналитиков, в 2030 г. в ФРГ понадобятся 6 млн. рабочих мест в таких сферах, как гостиничный бизнес, логистика, здравоохранение и забота о престарелых. BDI же указывает, что при безработице в 6,4% в стране не хватает 140 тысяч инженеров, программистов и техников. В системе профессионально-технического обучения, в которую вовлечено большинство предприятий страны, не заполнены 40 тысяч мест. А аналитический центр Prognos указывает, что, в случае если ничего не изменится, дефицит рабочих увеличится до 1,8 млн. к 2020 г. и до 3,9 млн. к 2040 г.[10]. Есть и такие прогнозы, что к 2030 г. немецкая экономика столкнётся с нехваткой 10 млн. работников.

    В этих условиях те 10 млрд. евро, которые собираются потратить в Германии на приём беженцев в 2016 г. (за счёт профицита бюджета, составляющего более 21 млрд. евро), не представляются такой уж большой нагрузкой[11]. Что же касается интеграции их в трудовую деятельность, то предполагается расширить действующую с 2013 г. программу The Job of my Life, разработанную для ищущих работу в ЕС, с языковыми курсами и изучением ремесла. Уже сейчас, как указывает Грилло, на местном уровне всё большее число компаний открывают двери для новых поступающих. Бизнес подготовил список предложений для ускорения процедуры признания профессиональной и образовательной квалификации и предлагает финансировать изучение языка.

    Подготовлены морально и сами немцы. Согласно опросу ZDF, если в июле в поддержку беженцев выступало 54% немцев, то в августе – уже 60%. А по данным журнала «Шпигель», в конце августа половина немцев хотела, чтобы Германия приняла ещё больше беженцев.

    Кому вершки, а кому корешки, или Порядок по-немецки

    По мере того как беженцы прибывали в Европу, СМИ активно обрабатывали европейцев в духе терпимости и гостеприимства, не гнушаясь идти даже на фальсификации (как в случае с фабрикацией фотографии сирийского ребёнка, выброшенного на турецкий берег[12]). Еврокомиссия не уставала напоминать о моральном долге, Женевской конвенции и Хартии основных прав ЕС. Особым красноречием отличился Ж.-К.Юнкер, произнёсший в Европарламенте проникновенную речь о Европе как «стабильной гавани и месте надежды». Парламентарии встретили эту речь аплодисментами. В итоге Европарламент призвал поставить солидарность в центр союзной политики и создать «гармоничную и эффективную систему убежища в масштабах ЕС в целях справедливого распределения просителей убежища».

    А дальше началась проза. Заявив о моральном долге всех 28 стран за систему приёма, А.Меркель и премьер Швеции потребовали разделения ответственности[13]. С таким планом выступили Бонн и Париж, который был оглашён Ж.К.Юнкером и одобрен Европарламентом.

    Он предусматривает порядок распределения 160 тыс. беженцев (120 тыс. из Италии, Греции и Венгрии и 40 тыс. уже присутствующих в Европе) между 22 странами, при котором 26% принимает Германия, 20% – Франция, 12% – Испания. При этом система квот должна быть обязательна к исполнению («нам не нужна поэзия», заявил Юнкер), и к странам, отказывающимся принять беженцев, могут быть применены финансовые санкции. План этот представлен как срочная мера, после которой будет выработан «постоянный механизм примирения». Объявлено также о создании специального фонда в размере 1,8 млрд. евро на случай будущих кризисов[14].

    Однако, принимая этот план, Германия подстраховалась в целях обезопасить себя от радикальных элементов. В разгар «миграционного хаоса» еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что в Конституцию ФРГ должны быть внесены изменения, которые ускорят принятие решения как о предоставлении статуса беженцев, так и об отказе в таковом. При этом второй вариант будет касаться только мигрантов из так называемых безопасных стран, к числу коих отнесли те, где нет военных конфликтов:все страны ЕС, Гану, Сенегал, а также балканские страны – Сербию, Македонию, Боснию-Герцеговину, Черногорию, Албанию и Косово. А выходцы из Балкан, включая албанцев, составляют 40% прибывших сюда беженцев и, соответственно, им либо откажут, либо отправят их на родину [15].

    Читайте также:  Оформление документов для купли-продажи дачи (покупка) - в 2020 году, в СНТ, цены, что делать если нет нужны бумаг, порядок заключения сделки

    Вопрос о квотах сплотил Германию и Францию, но вызвал оппозицию у членов Вышеградской группы, не имеющих опыта размещения беженцев и не желающих принимать у себя указанное их количество. Однако у немцев достаточно способов давления на соседей. 13 сентября Берлин ввёл паспортный контроль на границе с Австрией, приостановив своё участие в Шенгенском соглашении. Это произвело впечатление, тем более что немецкий министр внутренних дел заявил, что данная мера коснётся всех границ страны. В итоге решение вопроса о квотах перенесли на рассмотрение на чрезвычайном совете министров внутренних дел и юстиции 14 сентября, но и там не пришли к согласию. Теперь вопрос будет рассмотрен на чрезвычайном заседании Европейского совета, которое должно состояться в 20-х числах сентября.

    Тем временем 12 сентября известный идеолог глобализма, член Бнай Брит и Представительного совета еврейских учреждений Франции (CRIF) Жак Аттали дал интервью бельгийской газете Lesoir, в которой он приветствовал грядущее смешение национальностей и рас: «С того момента, как мы признаём, что свободы являются фундаментальными, первой из них становится свобода передвижения, – заявил Аттали. – Эти люди превратят Европу в первую в мире державу. Происходящее с мигрантами приведёт к строительству более сплочённой и могущественной Европы. Их приезд – это немыслимый шанс, так как он изменяет европейскую демографию. »[16].

    Ольга Четверикова

    Новая волна. Как Европа пытается решить миграционный кризис

    Миграционный кризис длится в Европе несколько лет, но только теперь он стал по-настоящему ключевым вопросом для будущего Евросоюза (ЕС). Цифры свидетельствуют: пик кризиса пройден. Он пришелся на 2015–2016 годы, а сейчас наблюдается явный спад переселенческой волны.

    Спустя два года после пика кризиса миграция наконец стала внутриполитической проблемой. В Германии, Австрии и Италии значительно укрепились антимигрантские партии, а их представители пришли к власти. Новая власть намерена по-новому решать проблему переселенцев.

    Когда началось большое переселение

    Нынешнюю волну миграции нельзя назвать первой. Предыдущее переселение народов произошло во время Второй мировой войны. Военнопленные и гражданские интернированные, депортированные и эвакуированные, остарбайтеры и беженцы, перемещенные лица и политические эмигранты были обычным делом для сороковых годов прошлого века.

    Адольф Гитлер намеревался обогатить Третий рейх переселением в страну миллионов этнических германцев. Он также планировал «систематизировать» население прочих территорий, которые будут работать на немцев: речь шла об этнических чистках, массовых убийствах, насильственных переселениях и создании национальных анклавов.

    Несмотря на завершение войны, разделение мигрантов на категории продолжалось довольно долго. Фактически оно длилось до нынешнего миграционного кризиса, когда стремления к свободе в одних странах, государственное насилие в других, гражданские войны в третьих и отчаянное экономическое положение в четвертых вызвали массовое бегство людей из постоянных мест проживания.

    Характерная для сороковых годов «война» терминов ушла в прошлое. Теперь перемещения принято называть одним словом — «миграция».

    Возможно, в этом отчасти заключается проблема современного европейского переселенческого «цунами». Страны первого приема иностранцев не хотят видеть в таких людях ни политических эмигрантов, ни беженцев от вооруженных конфликтов, ни экономических переселенцев. Слишком много приехало людей, слишком велика нагрузка на социальные службы и государственные структуры, чтобы разбираться с терминологией.

    Как реагирует Европа

    Миграция разделила Европу. На сегодняшний день можно выделить четыре группы стран, каждая из которых занимает особую позицию по этому вопросу.

    Одни члены Европейского союза придерживаются демократического подхода и по-прежнему считают, что свобода передвижения — это фундаментальная ценность современного мира. В соответствии с этим такие страны убеждены, что должны ответственно действовать в отношении людей, ищущих лучшей доли. К этим странам относятся самые богатые в Евросоюзе Германия и Франция. Их позицию в общем и целом разделяют Испания и Португалия.

    Другие считают, что с них довольно, они «напринимались», а Европа от приезжих трещит по швам. Это диаметрально противоположное мнение характерно для не самых богатых государств — Италии, Греции и бывших стран соцлагеря.

    Но в этой группе есть различия. Если Италия и Греция апеллируют к европейским структурам с просьбой разрешить создавшуюся ситуацию и ждут саммитов, подобных тому, что пройдет в Брюсселе на этой неделе, то Венгрия или Польша действуют иначе. Они самостоятельно строят заграждения и принимают национальные законы, которые идут серьезным образом вразрез с политикой ЕС.

    Третья группа не затронута проблемой напрямую. Такие государства призывают выработать разумные правила, среди которых квоты для приема мигрантов каждым из членов ЕС.

    Здесь активны европейские «карлики», такие как Люксембург в центре Европы или Норвегия на севере. Они понимают, что им не придется принимать слишком много. Впрочем, даже в этих странах уже успела поселиться существенная доля мигрантов.

    Наконец, четвертые отмалчиваются, понимая, что не являются целью современной миграции. Их экономическое положение, культурные и политические отношения не кажутся людям из Сирии, Ливии, Афганистана или Нигерии привлекательными. К этой группе можно отнести Румынию.

    Что изменилось

    С января по сентябрь 2015 года в государствах, входящих в ЕС, зарегистрировали более 700 000 людей, ищущих убежище. Всего за 2015 год в Евросоюз прибыло, по разным оценкам, от 1 млн до 1,8 млн беженцев и нелегальных мигрантов. Для сравнения: в 2014 году их было около 280 000 человек.

    С 1 января по 12 ноября 2017 года в Европу въехало в общей сложности 157 020 мигрантов и беженцев. Все это не радует Италию, которая первой принимает основную массу людей, пересекающих Средиземное море в поисках новой родины. По данным Международной организации по миграции (МОМ), входящей в структуру ООН, Италии достается почти 75% всего потока беженцев, следующих в Европу.

    На фоне новых тенденций европейцам вспоминаются старые драмы. Италия и Мальта в середине июня отказались принять судно Aquarius, которое спасло 629 человек.

    Для людей, помнящих историю, такое решение выглядело повтором событий 1939 года, когда лайнер «Сент-Луис» безуспешно пытался спасти от Гитлера 930 еврейских беженцев. Корабль так и не получил возможности войти в порты США и вернулся назад в Европу.

    В итоге мигрантов разделили европейские страны: почти 300 пассажиров того «плавания обреченных» высадились в Великобритании, более двухсот — во Франции, остальные попали в Бельгию и Нидерланды. Словно в продолжение той истории в 2018 году Испания протянула беженцам руку помощи и приняла Aquarius.

    Новые стены между странами

    Недоумение европейцев вызывает политика венгерского премьер-министра Виктора Орбана. Осенью 2015 года он распорядился установить заграждения на пути пеших мигрантов с юга материка.

    Страны ЕС впечатлились кольцами колючей проволоки, которыми обычно огораживают тюремные зоны. И это была та самая Венгрия, которая в 1989 году «не заметила», как сотни граждан ГДР, приехавших в страну, стали переходить венгеро-австрийскую границу, чтобы бежать от опостылевшего социализма, а потом «заметила» их и вообще демонтировала пограничные заграждения.

    Тот исход стал прологом к падению Берлинской стены и объединению Европы. Теперь же Венгрия сама сооружает стены в Европе, избавившейся от границ и таможенного контроля. Ни Германия, ни Франция не могут согласиться с такой политикой Орбана.

    На общеевропейском саммите 28–29 июня в Брюсселе руководителям стран ЕС будет о чем поговорить. Способны ли они принять всех устраивающее решение? Каким может это решение быть?

    Вариант решения: залить все деньгами

    В последнее время звучит несколько предложений: установление квот для стран Европейского союза, равномерное распределение прибывших по всем членам ЕС; продолжение финансовой помощи Турции как государству первой линии приема мигрантов, но лежащее за пределами ЕС; создание лагерей для приема тех, кто может рассчитывать на европейскую помощь в государствах-транзитерах.

    Вполне вероятно и изменение Дублинского соглашения от 1990 года. Этот документ возлагает ответственность за рассмотрение вопроса о предоставлении убежища на страну, чью границу изначально пересек беженец при въезде в Евросоюз.

    Еще один метод — финансовая помощь странам Северной Африки, среди которых Алжир, Египет, Ливия, Тунис, Нигер и Марокко, в обмен на сдерживание притока беженцев в ЕС. Эффективная помощь этим странам в налаживании экономики и установлении политической стабильности интересна в первую очередь Франции, для которой многие страны Африки являются бывшими колониями.

    Впрочем, выиграть от подъема африканских стран могут все: в теории, если местная экономика не будет выдавливать людей на обочину, местным жителям не придется бежать в Европу в поисках лучшей жизни.

    Другое дело — меры в отношении сирийских или афганских беженцев, чье будущее на родине под угрозой и выгоду от поддержки которых можно будет ощутить только по прошествии многих лет. Судя по всему, вопрос денежной помощи Сирии или Афганистану на повестке сейчас не стоит.

    Почему решения не существует

    Так или иначе брюссельский саммит не сможет устранить главную причину современной миграции: Европа живет лучше, чем третий мир. В условиях развития транспортных коммуникаций и стремительных информационных обменов неизбежно растет массовое желание лучше жить. В таких условиях Европа еще долго будет магнитом, притягивающим людей со всего мира.

    Пример европейского устройства социальных и политических институтов вдохновляет все новые и новые сотни тысяч людей собираться в дорогу.

    Что ждет континент после столь значительных трансформаций? Миграция всегда затрагивает три стороны: самого мигранта; государство, которое его отпускает, и государство, которое его принимает. Мигрантам придется менять всю привычную жизнь: учить новый язык, обретать непривычную профессию, вливаться в жизнь по новым правилам.

    Государству, которое отпустило мигранта, нужно думать о собственной экономике и социальной стабильности. Если такое государство хочет продолжать существовать, то ему придется останавливать войны.

    Ну а государству, которое принимает мигранта, то есть современной Европе, нужно много и упорно работать, чтобы прибывшие стали его подлинными гражданами, получили шанс стать счастливее и использовали его по назначению.

    Мигранты в Европе: количество и статистика за 2019-2020 года

    Многочисленные мигранты в Европе давно стали предметом обсуждения как учёных — социологов, экономистов, — так и обыкновенных людей. Почему в последние пять-шесть лет количество приезжих возросло в разы? Какие меры принимают власти государств, где пытаются разместиться беженцы и трудовые мигранты? Насколько актуальна проблема переселения народов для граждан РФ, и ищут ли сами россияне счастья за рубежом? Давайте ознакомимся с фактами и мнениями экспертов и попробуем представить, что будет происходить в мире в ближайшие годы, и почему люди так ищут куда проще мигрировать и где легче получить гражданство.

    1. Причины массовых миграций в страны Европы
    2. Косово
    3. Афганистан
    4. Сирия, Иран и Ирак
    5. Нигерия
    6. Гамбия
    7. Сколько мигрантов ищут новый дом в ЕС?
    8. Вероятные сценарии развития событий
    9. Финансовая угроза: насколько всё серьёзно
    10. Кале – история крупнейшего лагеря нелегальных мигрантов в Европе: Видео

    Причины массовых миграций в страны Европы

    Во все времена причины миграции одни и те же. Во-первых, люди уезжают из отсталых государств в более развитые, стремясь получить доходное рабочее место, приобрести недвижимость, получить качественное образование и дать его своим детям.

    Практический совет. Перед тем как оформлять визу или покупать билеты в другую страну, рекомендуем проверить наличие запрета на выезд из страны. Сделать это быстро, безопасно и в режиме онлайн можно при помощи проверенного сервиса Невылет.рф

    Во-вторых, целые семьи ищут за рубежом политического убежища, эвакуируются из зон военных действий. Чтобы достоверно установить, помыслы какого рода в большей степени движут «путешественниками» на сегодняшний день, стоит сначала узнать, из каких стран уезжают десятки тысяч человек.

    Согласно статистике, количество мигрантов в Европе в 2020 году превышает отметку в 1 800 000, и далеко не все из них остаются в развитых странах на законных правах. Так, годом раньше официальными соискателями статуса беженца были признаны 1 100 000 человек. Провести подсчёты сложно ещё и потому, что приезжие пытаются прорваться в Евросоюз разными путями.

    По свидетельству социологов и демографов, а также сотрудников правоохранительных органов, мигранты ЕС это чаще всего бывшие граждане:

    • Сомали;
    • Албании;
    • Нигерии;
    • Гамбии;
    • Ирана;
    • Пакистана;
    • Косово;
    • Мали;
    • Афганистана;
    • Эритреи;
    • Сирии;
    • многочисленных государств Чёрной Африки (более 30 стран, расположенных южнее пустыни Сахара).

    Итак, кризис мигрантов в Европе возник потому, что на всех вышеперечисленных территориях сложились тяжёлые условия. Некоторые страны, такие, как Афганистан и Нигерия, во всех смыслах удалены друг от друга, поэтому люди уезжают оттуда по разным причинам. А вот Иран и Пакистан, например, замешаны в одном военном конфликте. Рассмотрим наиболее яркие примеры «неблагополучных» государств, откуда люди уезжают по разным причинам, даже в поисках простого получения гражданства в Европе.

    Читайте также:  Как доехать от метро Юго-западная до аэропорта Внуково

    В этой стране начиная с 1988 года, не прекращаясь, идёт гражданская война. К тому же здесь орудуют печально известные группировки сомалийских пиратов — подобным промыслом у берегов занимается более 1 000 человек. Эти и некоторые другие факторы делают Сомали одним из самых опасных мест в мире.

    Косово

    В далёком 1999 году территория Косово подверглась бомбардировкам со стороны НАТО, и с тех пор порядок в стране так и не установили. Согласно данным фонда помощи «Мать Тереза», 46% взрослых граждан живёт в нищете, не имея возможности тратить более 1–1,4 € в сутки. В итоге из Косово стало ежемесячно выезжать порядка 30 000 человек.

    Афганистан

    Уже 30 лет массовые миграции граждан из Афганистана — обычное дело, но в последние два года беженцев стало намного больше. По статистике, каждый четвёртый гражданин государства живёт за рубежом или хотя бы раз пытался переехать. А виной всему вооружённые столкновения и нищета: чистая вода доступна только 23% жителей.

    Сирия, Иран и Ирак

    Новости из этих горячих точек оказываются на экранах телевизоров ежедневно. Пока власти стран пытаются навести порядок и не задеть интересы Китая, Индии, США и Саудовской Аравии, не менее 4 миллионов одних только сирийцев покинуло родину; и ещё 7,8 миллиона пока что живут в стране, но уже потеряли кров.

    Нигерия

    И, наконец, самое интересное – ограничение выезда за границу должникам. Именно о статусе должника проще всего «забыть», собираясь в очередной заграничный отпуск. Причиной могут быть просроченные кредиты, неоплаченные квитанции ЖКХ, алименты или штрафы из ГИБДД. Любая из этих задолженностей может грозить ограничением выезда за границу в 2018 году, узнать информацию о наличии задолженности рекомендуем с помощью проверенного сервиса невылет.рф

    Граждане этой страны всерьёз опасаются за свои жизнь и здоровье из-за боевиков ИГИЛ. На северо-востоке страны действует лагерь для беженцев, и там ежедневно умирает от недоедания до 30 человек. Всего дожидаются помощи 24 000 жителей Нигерии — и, естественно, некоторые пытаются действовать своими силами.

    Гамбия

    Президент принимает всё более и более жёсткие законы, и обстановка накаляется — в 2020 году в стране произошла попытка государственного переворота. Население же работает в основном в аграрной сфере, не имея возможности получать образование. Как результат — высокий уровень преступности и массовые переезды.

    Сколько мигрантов ищут новый дом в ЕС?

    Согласно статистике, количество мигрантов в Европе в 2020 году превышает отметку в 1 800 000, и далеко не все из них остаются в развитых странах на законных правах. Так, годом раньше официальными соискателями статуса беженца были признаны 1 100 000 человек. Провести подсчёты сложно ещё и потому, что приезжие пытаются прорваться в Евросоюз разными путями.

    И несмотря на то, что в 2020 году на границах государств вынужденно появились дополнительные заграждения, в том числе стены и заборы с колючей проволокой, самые хитроумные и находчивые из беженцев находят новые маршруты обхода. На данный момент выделяют восемь основных путей.

    МаршрутКоличество беженцев (на начало 2016 года)
    Западно-Средиземноморский: из Северной Африки на Пиренейский полуостров7164
    Центрально-Средиземноморский: из Ливии к берегам Мальты153946
    Маршрут из Египта, Турции, Греции, Италии через Алупию и КалабриюТочных сведений нет
    Албанско-греческий8932
    Западно-Балканский: из восточных стран (Пакистана, Алжира) к границам Турции с Болгарией и Грецией764038
    Восточно-Средиземноморский: из сирийских и афганских территорий и из Сомали к греческой, болгарской, турецкой границам885386
    Маршрут из бывших республик СССР к восточным границам Евросоюза1920
    Арктический: по северу России к Норвегии и Финляндии6000

    Вышеперечисленные данные описывают основные направления миграции из восточных и африканских стран, однако тысячи людей уезжают и из Российской Федерации. Согласно данным аналитической компании Stratfor, в 2020 г. были зафиксированы рекордные показатели: в поисках лучшей жизни страну покинуло порядка 350 000 человек. Для сравнения: с 1997 по 2020 г. за год из государства не уезжало более 250 000 россиян.

    Вероятные сценарии развития событий

    Даже не будучи экспертом, можно легко понять, что число мигрантов в Евросоюзе в ближайшем будущем не уменьшится. Поэтому вполне возможно, что в развитых странах наступит демографический кризис. Сейчас в Европе на одну семью приходится в среднем 1,7 ребёнка, зато эти дети в большинстве случаев хорошо обеспечены, получают отличное образование и готовы только на квалифицированный труд.

    Мигранты же согласны взять на себя «грязную» работу, и, при условии, что этот труд будет хорошо оплачиваться, в Европе к 2020 году может разместиться до 40 миллионов иностранцев. Засилье беженцев приведёт к конфликтам на национальной почве, накалу обстановки и ещё большему снижению рождаемости среди коренного населения.

    Недооценивать демографические проблемы нельзя, однако насколько успешно они решены, можно будет в полной мере судить только к 2040-м и даже 2050-м. А вот повышение уровня преступности — это актуальная проблема миграции в Европе в 2020 году.

    По данным немецких СМИ, количество правонарушений, совершённых иностранными гражданами, выросло на 40% по сравнению с предыдущим полугодием (нынешними зимой и весной).

    Вышеперечисленные факторы, естественно, вызывают недовольство граждан Евросоюза — и оно изливается на правительство. Так, большинство немцев уже высказалось против излишне либеральной политики Ангелы Меркель. Выходит, что беженцы — косвенная причина политических изменений и рокировок в развитых государствах.

    Финансовая угроза: насколько всё серьёзно

    Ещё одна проблема, связанная с кочевьем населения, — подрыв экономики. С одной стороны, мигранты согласны работать на низкооплачиваемых должностях, с другой — требуют уважительного отношения к своему труду. Так, в Германии приезжие, узнав, что коренному населению ежедневно выплачивают 360 € в качестве пособия по безработице, требуют социальной помощи и для своих семей.

    И всё же, какими бы серьёзными ни были заявления экспертов, появление на континенте сотен тысяч беженцев вряд ли приведёт к масштабному дефолту. Некоторые политологи утверждают, что наплыв приезжих может даже поспособствовать развалу ЕС. Но тем, кто опасается за устойчивость Еврозоны, следует вспомнить о печальном опыте Греции.

    Начавшись в 2020 году, долговой кризис государства затянулся до сего дня. Впрочем, эта масштабная «неисправность» хотя и подкосила экономику Евросоюза, но не привела ни к понижению уровня жизни в развитых странах, ни даже к выходу Греции из ЕС. Засилье мигрантов тем более не представляет такой серьёзной экономической и социальной угрозы, как банкротство развитого государства.

    Кале – история крупнейшего лагеря нелегальных мигрантов в Европе: Видео


    Едины только на словах

    Но за разговорами об укреплении внешних границ Евросоюза за кадром стыдливо остается главное – каким образом Старый свет может воспрепятствовать проникновению беженцев? Перед Брюсселем стоит неразрешимая в рамках нынешних европейских ценностей дилемма. По словам Йоханнеса Карса, политика из Социал-демократической партии Германии, она выглядит следующим образом: “нужно спасти как можно больше детей беженцев, но при этом не спровоцировать потоки беженцев”.

    В ООН уже настойчиво критикуют действия Греции в отношении скопившихся на границе мигрантов. И это при том, что до сих пор пограничники отбивались от непрошенных “гостей” только слезоточивым газом и не применяли боевое оружие. Несмотря на громкие заявления о поддержке Афин, ни австрийский канцлер Курц, ни немецкий канцлер Ангела Меркель не объявили о переброске своих воинских или полицейских подразделений, чтобы помочь грекам навести порядок на границе. Никто из респектабельных европейских политиков не желает нести ответственность, если кризис вокруг мигрантов перейдет из относительно мирной в горячую фазу. Единая на словах Европа в очередной раз доказывает, что в сложный момент каждый в ней – “сам за себя”.

    И это справедливо не только в отношении надвигающегося миграционного коллапса. На днях президент Франции Эмманюэль Макрон объявил, что власти реквизируют все медицинские маски и дезинфицирующие средства, необходимые для борьбы с коронавирусом. Теперь все эти “богатства” будут распределять только по лечебным заведениям. Оставим в стороне этическую сторону такого решения – официально оставленное без простейших средств защиты от коронавируса население. Вспомним о другом: ни Макрон, ни другие лидеры Евросоюза не заявили о готовности сформировать единый, общеевропейский штаб по противодействию болезни. Напротив, затронутые коронавирусом страны ЕС одна за другой запрещают вывоз всего, что может быть пригодно для борьбы с недугом.

    Шантаж президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана каким бы неприемлемым и обидным он не казался политикам в единой Европы, обречен на успех. По мнению CNN, Брюссель ведет войну на слишком много фронтов – “борется с коронавирусом, улаживает разногласия по поводу бюджетных обязательств стран ЕС, спорит с Британией по поводу брекзита”. Немногие горячие головы в Европе согласятся добавить к этому “букету” противостояние с Турцией из-за беженцев.

    Тем более, в Анкаре прозрачно намекают: на определенных условиях можно договориться. Агентство “Франс пресс” приводит слова представителя турецкого президента Ибрагима Калына. Тот говорит, что возможности Турции “имеют предел”, но при этом его страна не собирается устраивать искусственный кризис в ЕС или оказывать на Брюссель политическое давление.

    В Турции по данным Управления верховного комиссара ООН находятся 4,1 миллиона беженцев, из них 3,7 миллиона сирийцы. Однако, с точки зрения Анкары, единая Европа слишком медленно переводит Турции деньги, обещанные за сдерживание мигрантов, и не выполняет иные условия “экономического стимулирования”, о которых договаривались в 2015 году канцлер Меркель и Эрдоган. А это, в первую очередь, упрощение выдачи шенгенских виз и расширение торговли. В Брюсселе же утверждают, что обязательства свои выполняют и уже выделили Турции более 6,6 миллиардов долларов на сдерживание беженцев. Но признают: эти деньги не поступали напрямую турецкому правительству. Теперь Эрдоган требует от Европы пересмотреть старые договоренности и для того, чтобы избежать более крупных неприятностей, единой Европе придется пойти ему навстречу. По мнению CNN, европейцы оказались в ситуации, когда “лидер вроде Эрдогана в сущности может приставить Брюсселю пистолет ко лбу и выдвинуть свои требования”. А поскольку нет никаких признаков, что единая Европа изменит свой прежний вялый подход к возникающим кризисам и проявит реальную солидарность и единство, то лидерам Старого света ничего не остается как откупиться от Эрдогана. И в очередной раз дать ему то, что тот хочет: дополнительное финансирование и экономические обещания.

    Миграционный кризис в Европе: как его преодолеть?

    Сегодня Европа сталкивается с крупнейшим со времен Второй мировой войны миграционным кризисом. За последние несколько лет в европейских странах наблюдается массовый наплыв иммигрантов преимущественно из стран Ближнего Востока: Сирии, Афганистана, Ирака, Пакистана, а также из стран Северной Африки. Согласно данным агентства ЕС по безопасности внешних границ Frontex, в 2015 году в Европу прибыли около 2 млн. мигрантов. За период 2015-2016 гг. только по морю на территорию сообщества прибыли почти 1,5 млн. беженцев. Приведенная статистика является свидетельством масштабности того миграционного кризиса, с которым в данный момент столкнулась Европа. Несмотря на многочисленные меры, предпринятые как на наднациональном уровне, так и правительствами отдельных стран-членов, политика Европейского союза не оказалась эффективной на данном этапе и не предотвратила негативные последствия массовой миграции для европейских государств и населения.

    С притоком новых мигрантов в ЕС появляется ряд острых проблем – проблема интеграции беженцев в европейское общество, ускорение процесса «исламизации» Европы, рост преступности. Что касается последней проблемы, следует отметить, что, например, в Германии за 2013 год число преступников среди беженцев увеличилось на 1,7%, при этом, доля правонарушителей, не являющихся этническими немцами, составила в этом году 23%. В последнее время также наблюдается рост террористической угрозы по всей Европе: террористические акты в Париже в ноябре 2015 года, взрыв в аэропорту Брюсселя в марте 2016 года, стрельба в Ницце в день национального праздника свидетельствуют о том, что с массовым притоком мигрантов снизился и уровень безопасности в Европе. Поэтому несмотря на то, что Европейский союз проводит активную политику в отношении мигрантов и принимает меры по их интеграции в европейское общество, в настоящий момент данная политика не принесла ощутимых положительных результатов и во многом оказалась неэффективной. Каковы причины неэффективности современной миграционной политики ЕС и что необходимо изменить в этой политике для достижения более продуктивных результатов?

    Проблема предоставления безовозмездной помощи

    Одной из главных причин кризиса политики в отношении мигрантов является стратегия ЕС, направленная на предоставление безвозмездной помощи жертвам военных конфликтов, вследствие чего отсутствует какая-либо отдача от беженцев для стран приема. Сейчас Европейский союз, принимая мигрантов на свою территорию, руководствуется только принципами толерантности и гуманного отношения к людям, которые спасаются от войны и насилия и стремится оказать им поддержку, порой в ущерб собственному населению. Человек, получивший статус беженца в одной из стран ЕС, в обязательном порядке получает безвозмездную социальную помощь от государства, что порождает социальное иждивенчество среди мигрантов и не мотивирует их искать способы для трудоустройства в новой стране. В ФРГ еще в 2010 году уровень безработицы среди иностранцев вдвое превышал средний уровень безработицы по стране. Помимо этого, в ЕС действуют программы обучения мигрантов местному языку, предоставления им достойных условий проживания и медицинского обслуживания. Согласно интервью, которые автор работы провела среди мигрантов, беженцы в Германии получают субсидии в размере 405 евро на человека, им оплачивают аренду квартиры и медицинское страхование, при этом, многие из них в течение продолжительного времени остаются безработными. Следует отметить, что основная доля расходов по содержанию беженцев покрывается за счет средств европейских граждан: в 2015 году, например, на размещение прибывших мигрантов потребовалось около 10 млрд. евро, и эти средства были взяты из бюджета институтов ЕС и национальных бюджетов стран-членов, т.е. финансирование осуществлялось за счет средств европейских налогоплательщиков. При этом, от мигрантов не ожидается никакой отдачи, которая могла бы компенсировать затраты на их содержание. Данная позиция Европейского союза не является правильной, так как «государь, моральный по отношению к гражданам другого государства, аморален к своим».

    Европейским государствам необходимо руководствоваться интересами, прежде всего, своего населения и думать о благополучии себя самих. Принимая иностранных беженцев лишь из желания помочь другим, государство наносит ущерб своему собственному населению, так как жертвует его благополучием ради блага других.

    Поэтому для того чтобы миграционная политика была более эффективной, следует требовать отдачи от беженцев, стремящихся попасть на территорию ЕС: устраивать их на общественные работы, направленные, например, на развитие инфраструктуры в европейских городах, создавать специальные центры по трудоустройству для беженцев, которые имели бы возможность быстро и эффективно распределять прибывших мигрантов на места, где требуется новая рабочая сила. По статистике, основную долю мигрантов составляет молодое поколение от 18 до 40 лет (более 50%), при этом преобладают представители мужского пола (более 66,6%) – то есть основная часть беженцев способна к трудовой деятельности. Занятость необходимо сделать обязательным условием нахождения беженца на территории ЕС, чтобы каждый мигрант имел право на получение убежища, жилья и иной помощи от государства только в случае, если он трудоустроился и, соответственно, приносит пользу данной стране. Европейская толерантность, которая не учитывает интересы своего населения, а направлена на предоставление безвозмездной помощи другим, нанесет только ущерб Европейскому союзу и странам-членам.

    Ограниченность ресурсов ЕС

    Еще одной важной причиной неудачной миграционной политики ЕС является несоответствие масштабов данной проблемы и предполагаемых для ее разрешения ресурсов. В первую очередь, Европа не располагает обширной территорией, которой было бы достаточно для размещения всех прибывших мигрантов. Несмотря на то, что по всей Европе сооружаются специально оборудованные для беженцев палаточные лагеря, этого недостаточно для размещения всех мигрантов, в связи с чем правительства ряда стран вынуждены принимать чрезвычайные меры в этом направлении. Например, в Германии, которая в 2015 году столкнулась с массовым потоком беженцев, было принято решение оборудовать муниципальные здания в качестве временного жилья для мигрантов, поскольку многие центры первичного приема и палаточные городки оказались переполненными. Власти города Хамм переоборудовали для беженцев большой актовый зал, предназначенный для проведения крупных городских мероприятий – в этом зале смогли разместиться около 500 соискателей убежища. В другом немецком городе Ахен в середине июля 2015 года в течение короткого периода времени прибыло 300 беженцев, и единственной возможностью предоставить приют каждому из них стало размещение в одной из местных гимназий. В Греции, через которую проходит основной сухопутный маршрут мигрантов (этим маршрутом в 2015 году в Европу прибыли свыше 850 тыс. беженцев), часть мигрантов разместили в приходских залах Греческой Православной Церкви. Подобная ситуация наблюдается и в Италии: около 27 тыс. мигрантов, прибывших на территорию страны в настоящее время, размещаются в католических приходах Италии, монастырях и других религиозных учреждениях. Приведенные данные являются свидетельством того, что ЕС не может справиться с таким массовым наплывом мигрантов по причине нехватки, в первую очередь, территориальных ресурсов для их размещения.

    В данный момент Союз ориентируется на то число мигрантов, которое хочет получить в Европе убежище, и, исходя из этого, рассчитывает, каким образом обеспечить всех желающих необходимыми условиями проживания. Например, Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев прогнозировало, что в 2015-2016 гг. в Европу должны были прибыть около 850 тыс. беженцев, и Европейский союз ориентировался именно на эту статистику. В реальности только в 2015 г. в ЕС прибыли около 2 млн. соискателей убежища и все из них были приняты и размещены на территории граждан. Однако Европейскому союзу следует ориентироваться не на то, сколько мигрантов желают получить убежище в Европе, а на то, какими реальными ресурсами ЕС для этого располагает, то есть подходить к ситуации не с позиции мигрантов, а с позиции ЕС и его возможностей. Ситуация с нехваткой территории наглядно показывает неэффективность политики помощи всем нуждающимся: пытаясь предоставить помощь всем сразу, Европа необратимо сталкивается с дефицитом ресурсов. Поэтому необходимо предварительно рассчитать, с миграционным потоком какого масштаба ЕС сможет справиться, учитывая те средства, которыми он располагает, и установить специальные ограничения на прием беженцев, то есть принимать ровно такое число мигрантов, которое сообщество будет способно обеспечить без нанесения себе ущерба. Проводя политику гуманитарной помощи, необходимо учитывать собственный потенциал, так как значение имеют не идеи и намерения, а возможности для их реализации.

    Турция и ЕС – проблемы взаимопонимания

    Помимо этого, другой причиной неуспешной миграционной политики ЕС является низкий уровень координации сил в этом вопросе с третьими странами и стремление Союза справиться с потоком мигрантов самостоятельно. Сейчас единственным партнером Европейского союза в решении миграционного вопроса является Турция. В марте 2016 г. ЕС и Анкара согласовали совместный план действий по борьбе с миграционным кризисом, по которому Союз обязался предоставить Турции финансовую помощь и ввести безвизовый режим для турецких граждан. В обмен на эти меры Турция обязывалась разместить часть беженцев на своей территории и препятствовать проникновению в Европу нелегальных мигрантов. При этом, несмотря на то, что такое сотрудничество привело к определенным положительным результатам, значимость этих результатов оказалась невелика. ЕС и сейчас вынужден рассчитывать в большей степени на свои силы, чем на помощь со стороны Анкары. Президент Турции Р.Т. Эрдоган уже неоднократно делал заявления, что страна откроет свои границы с Европой для беженцев в случае, если ЕС не предоставит дополнительное финансирование, не ускорит процесс введения безвизового режима, а также процесс вступления Турции в состав Европейского Союза. Таким образом, Европа ставит себя в большую зависимость, полагаясь только на союз с Турцией в данном вопросе, тогда как в решении проблемы такого масштаба необходима координация действий сразу с несколькими государствами. С одной стороны, это увеличит продуктивность миграционной политики, так как суммарный выигрыш от взаимодействия с несколькими странами будет больше, чем от взаимодействия только с одной, а, с другой стороны, это снизит риски попасть в зависимость от действий и решений каждого отдельного партнера, как в случае с Турцией.

    Несмотря на то, что именно через Турцию пролегает основной сухопутный маршрут беженцев в Европу, она не является единственной страной, способной оказать помощь ЕС в борьбе с миграционным кризисом. Например, согласно статистике, после граждан Сирии и Ирака, самыми многочисленными среди беженцев являются афганцы и пакистанцы (в 2014-2015 гг. их доля от общего числа беженцев составила более 12%). Чтобы приостановить поток мигрантов из этих стран, Европейскому союзу было бы выгодно договориться с Ираном, через который проходит самый короткий путь по суше из Афганистана и Пакистана в сторону Европы. Одним из вариантов сотрудничества могло бы стать снижение таможенных барьеров на иранские товары и заключение взаимовыгодных торговых сделок в обмен на помощь в миграционной политике. В частности, афганские и пакистанские беженцы после пересечения границ с Ираном смогли бы проходить процедуру получения убежища сразу на территории Ирана, и в ЕС отправлялись бы лишь те из них, кто прошел эту процедуру успешно. Подобного рода договоренности было бы выгодно заключить и с Грузией, куда удобно отправлять часть сирийских и иракских мигрантов для прохождения там аналогичной процедуры. Грузия имеет морские границы с двумя государствами-членами ЕС, Болгарией и Румынией, поэтому из этой страны удобно переправлять прошедших процедуру беженцев на территорию ЕС. Такое многостороннее сотрудничество по вопросу о мигрантах оказало бы благотворное влияние на общую ситуацию с беженцами в Европе. Учитывая, что процесс рассмотрения заявки на предоставление убежища занимает несколько месяцев, Европейский союз на данном этапе вынужден содержать всех мигрантов до вынесения решения об их дальнейшей судьбе. Европа использует альтруистический подход в миграционной политике, стремясь оказать помощь всем прибывающим соискателям убежища. Между тем, необходимо создать механизм распределения части мигрантов в страны-партнеры, чтобы таким образом снизить издержки от мигрантов для европейских государств. Договорившись с третьими странами, ЕС получит возможность рассматривать заявки части мигрантов на чужой территории и принимать к себе только тех, кто получил статус беженца. В результате, миграционный поток в Европу снизится, и ЕС не придется содержать тех мигрантов, которые впоследствии будут депортированы.

    Проблема интеграции беженцев в европейское общество

    Еще одна причина малоэффективной миграционной политики и кризиса толерантности в Европе связана с внутренней интеграцией беженцев в европейское общество. В настоящее время правительства европейских стран проводят ряд активных мер по ассимиляции мигрантов. Например, сирийка Нур Халь, одна из участниц интервью, которое провел автор, рассказала, как немецкие волонтеры организовали для сирийских беженцев велосипедную прогулку по городу, в котором эти беженцы получили убежище, чтобы таким образом выразить с ними свою солидарность. Более того, мероприятия организуются и для самих европейцев – для развития и поддержания у них чувства толерантности и стремления помогать нуждающимся. В 2015 г. в Дрездене состоялся рок-концерт за толерантность, на котором присутствовали свыше 22 тыс. человек. Вместе с тем, чтобы интеграция беженцев была успешной, необходимо проводить аналогичные меры по развитию чувства толерантности и среди самих беженцев, так как «терпимость хороша, если она распространяется на всех – или если не распространяется ни на кого». Важно, чтобы иммигранты, получившие убежище в Европе, учились уважать культуру и традиции той страны, которая предоставляет им помощь. Для этого нужно, во-первых, расселять мигрантов не компактно, а небольшими группами, чтобы у них была возможность больше взаимодействовать с европейскими гражданами и быстрее ассимилироваться. Сейчас мигрантов в Европе расселяют достаточно компактно (каждый из палаточных лагерей Германии вмещает по 1 тыс. беженцев), что ведет к закрытости мигрантов внутри своей группы и осложняет их интеграцию. Во-вторых, скорейшей интеграции будет способствовать привитие культуры общения мигрантов на европейских языках в общественных местах. Кроме того, нужно проводить мероприятия, посвященные отдельным аспектам европейской культуры, истории и литературы и обязательные для посещения беженцами. Проведение вышеперечисленных мер будет во многом препятствовать «арабизации» Европы и способствовать более благоприятной интеграции и снижению уровня конфликтности между разными народами, живущими на одной территории. Европейскому народу необходимо осознавать, что если не предпринимать никаких действий по сохранению европейских ценностей в новых условиях, это приведет к постепенному вымиранию их собственной цивилизации.

    Проведя анализ нынешнего состояния миграционного кризиса в Европе, можно прийти к выводу о том, что существует целый комплекс причин, по которым европейская политика в отношении беженцев на данном этапе не оказалась результативной. Альтруистический подход к содержанию мигрантов, стратегия помощи всем нуждающимся при отсутствии достаточного количества ресурсов для этого, плохая координация сил с третьими странами, а также отсутствие мероприятий, направленных на формирование чувства толерантности у самих беженцев, являются теми ошибками, которые необходимо исправить, чтобы политика Европейского союза стала более эффективной и проблема с мигрантами была решена. Политика толерантности должна проводиться не в ущерб собственным интересам, а с учетом этих интересов. При оказании поддержки спасающимся от войны людям необходимо помнить о том, за чей счет она реализовывается, и, соответственно, требовать отдачи от мигрантов, которая могла бы компенсировать издержки для европейского населения. Принимая беженцев на свою территорию, ЕС должен учитывать не то, какое число беженцев стремится попасть в Европу, а то, сколько из них ЕС готов принять и обеспечить. Также важно установить прочное сотрудничество по вопросу с мигрантами и с другими странами, чтобы помощь была более эффективной для беженцев и менее деструктивной для Европы. Касаемо политики интеграции, нужно проводить меры по формированию чувства толерантности у самих беженцев, чтобы сохранить европейские ценности в условиях тесного взаимодействия разных культур. Таким образом, во избежание дальнейшего углубления миграционного кризиса, необходимо применять такую стратегию помощи, которая будет согласовываться с национальными интересами европейских стран, и применять не альтруистический, а эгоистический подход в решении вопроса с мигрантами.

    Добавить комментарий